Финно-угры
России
 
 
 



Обычаи и обряды

Похоронная обрядность*

По народным верованиям коми, у каждого человека имеется две души, лов и орт. Поскольку лов отождествляется с дыханием, обычно считается, что душа-дыхание находится в груди человека. Именно по прекращению дыхания определяют коми момент смерти. У постели умирающего собираются родственники, чтобы увидеть лов петoм «исход души», как правило ассоциирующийся с последним выдохом умирающего. Проверив зеркалом или гладким металлическим предметом отсутствие дыхания, родственники правильно укладывают покойника и закрывают ему глаза и рот. После смерти человека лов отождествляется с личностью усопшего, который, по одним версиям, отправляется в Мoдаръюгыд «Тот свет», часто воспринимаемый как ад или рай христианских представлений. По другим версиям, лов умершего существует в мире, параллельном миру людей и может так или иначе общаться с душами живых: в видениях, во сне, появляясь в виде животных и т. д.
Второй душой у коми считается орт, орд «душа-тень, двойник человека». Орт появляется у человека в момент его рождения и в течение всей жизни невидимо сопровождает человека вплоть до смертного часа, о котором подаёт знак близким человека или ему самому. Знаком смерти может быть видимость орт — он является родственникам человека, которому предстоит умереть. Видимый орт — это сам человек, в своей смертной ипостаси, поэтому нередко он показывает, каким образом произойдет смерть: если человек должен застрелиться, то его орт показывается стреляющимся, при этом свидетели якобы слышат хлопок выстрела. Часто видимый орт просто занимается обычными делами: колет дрова, качает колыбель, прядет и т. п. Орт может быть опасен для наблюдателя. К примеру, если долго смотреть на орт в образе прядущей женщины, то он способен проткнуть глаз веретеном.
Огненный поток из горящей смолы, которую коми называют сир ю «смоляная река», сир биа ю «смоляного огня река», биа ю «огненная река», пoсь ю «горячая река», сир ты «смоляное озеро», разделяет мир живых от мира мёртвых, этот свет от того света.
Это первое препятствие на пути души умершего по пути в иной мир. Переправа через смоляную реку считается сложным делом, особенно для душ людей, отягощённых совершенными ими грехами. Переход через огненный поток совершается в зависимости от тяжести грехов: по широкому железному мосту, по шаткому бревну, тонкой жердочке или по тоненькой паутине. Для переправы служат также полотенца, куски холста, половики-дорожки, на которых гроб с покойником опускается в могилу, поэтому у коми не было принято использовать для этой цели верёвки — «путь на тот свет будет слишком узким».
Вторым препятствием на пути умерших на тот свет является высокая крутая гора, непреодолимость которой подчёркивается такими её характеристиками как крутизна, твёрдость и скользкость. Непременными условиями успешного подъема на гору являются безгрешная жизнь и железные ногти, в которые якобы превращаются собранные за всю жизнь и взятые в загробный путь ногти, поэтому остриженные ногти не выбрасывались, а хранились в особом месте, чтобы после смерти родственники положили их в гроб.
Так или иначе, души умерших попадают в свою последнюю обитель, в загробный мир, образ которого неразрывно связан с комплексом представлений о смерти и о посмертном существовании человека. Мифологические представления коми о местонахождении мoдаръюгыд «тот свет, другой свет» противоречивы. Некоторые коми считают, что мoдаръюгыд отделён от мира живых реальным географическим пространством, и представляет собой далекую обитель предков на севере, куда умершие совершают долгое путешествие, пересекая непроходимые горы, леса и реки. Согласно другим версиям, мир мёртвых и духов невидим для людей, но находится в географическом пространстве живых, поэтому умершие принимают непосредственное участие в делах живых: помогают (или вредят) в охоте, рыболовстве, при земледельческих работах и т. п. На двойственность сведений о загробном мире обращали внимание уже первые его исследователи. В связи с этим В. П. Налимов предполагал, что умершие находятся среди живых до тех пор, пока их поминают, а затем отправляются на некую «другую планету».
По мифам коми, первоначально единственным местом обитания душ умерших был нижний мир, находившийся под водой. Представление о подводном расположении нижнего мира явно восходит к представлениям о первоначальном хаосе, являвшем собой безбрежную водную стихию, на поверхности которой была создана земля, т. е. в самом мифологическом низу. Преисподняя, по представлениям коми, возникла в мифологическое время, в период первотворения, в ходе борьбы между демиургами. Возникновение «нижнего» космического уровня как равноправного «верхнему» объясняется в мифологии рядом версий. По одной из них, низвергнутый с небес «темный» демиург Омoль уходит в нижний мир через отверстие от забитого колышка. По другой версии из мифов, ад появился после того, как Ен закопал в землю глиняные горшки, в которых находились Омoль и его помощники. По третьей, после того, как Ен проклял первую женщину, убившую по совету Омoля двенадцать своих дочерей, она провалилась в преисподнюю и стала Смертью, а ее дочери — духами болезней. По четвёртой версии, мифические первопредки коми (чудь) погребли себя в земле или ушли под землю, и тем самым открыли «нижний мир» и стали первыми умершими.
Рай в фольклорных текстах часто размещается на небесах и представляет собой замкнутое пространство, поскольку имеет Врата. Согласно поверьям, лишь в период Пасхальной недели и на Вознесенье райские Врата открыты для душ усопших. В устной традиции коми-зырян до настоящего времени бытуют тексты, описывающие путешествие в Рай, в ходе которого человеку показывается (или определяется) место, уготованное ему в ином мире.
Тема путешествия на тот свет широко распространена в самых разных жанрах коми фольклора. Прежде всего, это касается текстов волшебных сказок, содержанием которых является путешествие на тот свет, предшествующее женитьбе героя. К известным сказочным образам того света относятся «море», «река», «лес», «гора», «луг», нередко «чудесный мир» находится под землей, под водой.
Погребальный ритуал коми (дзебoм «дзебны «прятать», гуалoм «гу «яма») представляет собой один из наиболее сложных ритуальных комплексов, формирующийся на основе магических действий, вещественных атрибутов, пищи, словесных текстов, и связанный с целым комплексом общественных отношений, обрядов и верований. Ритуал похорон, как правило подразделяется на три этапа: 1) подготовка к смерти, 2) действия, направленные на подготовку покойника в дорогу, 3) непосредственно похороны.
Среди коми наиболее тщательно готовились к смерти староверы, заранее запасавшиеся гробами, крестами, которые хранились на чердаке. Но и не староверы, как правило, пожилые люди, заранее готовили себе материал на гроб и крест, кулан паськoм «погребальную одежду», «одежду для смерти», или, по крайней мере, указывали родственникам заранее, во что их следовало одеть. Часто ещё при жизни человек называл тех, кого следует пригласить обмывать, делать гроб, копать могилу, указывал, кому что следует подарить из его вещей. Ещё в начале XX в., по материалам полевых исследований, в погребальном обряде коми использовались белые одежды: саван, рубаха, штаны. Погребальная одежда шилась обратным швом, без узлов, при шитье старались обходиться без ножниц и ножа. На ноги покойника надевали коты «кожаную невысокую обувь». Перед исходом души умирающему давали выпить воды и прощались с ним. В некоторых местах чашку с водой ставили на печку или у изголовья умирающего, чтобы душа после смерти могла умыться.
Сразу после смерти человека в доме завешивают зеркала, окна, самовары, иконы, все предметы, которые имеют блестящие поверхности, «чтобы в них не остались глаза покойного». Обмывают покойника соседи: мужчины — мужчину, женщины — женщину. Обмывальщиков должно быть нечётное количество. Родственникам, особенно прямым, тем более родителей, нельзя обмывать, но допускается обмывание супруга. До изготовления гроба умершего укладывают на лавку ногами к образам, подстелив холст (простыню). У изголовья ставили свечку, воткнутую в ломоть хлеба или в выпечку, рядом стоял стакан с чаем, накрытый надломленной шанежкой. После того, как укладывали покойного, пели «Святый боже…».
Гроб и крест делают дальние родственники и соседи из еловых или сосновых досок. На Удоре в прошлом делали отверстие на уровне лица, чтобы покойнику было светло, позже стали очерчивать окошечко ножом. На верхней Вашке очерчивали изнутри справа. По данным А. С. Сидорова, отверстие в крышке гроба раньше было распространено и среди других коми-зырян и коми-пермяков. В литературе широко известен материал и о долблёных гробах. Одежду, в которой человек умер, мочалку, половик, на котором обмывали, сжигают вместе со стружками от гроба или кидают в могилу под гроб. Вымские и печорские коми зимой выносили мусор от покойника на реку, а весной с началом ледохода выходили на берег провожать с причитаниями. Занеся в дом готовый гроб, его днище устилают берёзовыми вениками (целыми или разрубленными) или листьями от нечётного числа веников. На веники настилают холст и простыню. Под голову умершего кладут подушку: рассыпанные веники, завёрнутые в холстину. Мастеровым людям раньше клали инструменты, широко был распространён обычай класть в гроб еду, питьё, вино, посуду. Поскольку считалось, что умерший сохраняет на том свете свои недостатки, хромому клали палку, плохо видящему — очки и т. д. Детям часто клали игрушки.
В доме покойник находится три световых дня, за которые все родственники должны с ним проститься. Прощаться с пустыми руками не приходят, приносят с собой съестное: в основном, — выпечку, рыбу, мясо. По ночам с покойником должны сидеть родственники. В течение трёх дней покойного оплакивают женщины-родственницы.
Плакальщиц специально не приглашали: если были профессиональные плакальщицы, они приходили сами, но только к тем, кого считали нужным оплакать. Во многих сёлах с первого дня приглашались люди, читающие молитвы.
В последний день, когда покойник находится дома, дальние родственники-мужчины с утра идут рыть могилу: зимой раньше, летом позже. Прямых родственников не допускают к рытью могилы, особенно для родителей. После того, как яма готова, мужчины ждут покойника у могилы, распивают за помин бутылку, поминая покойника добрым словом. Приглашать (вошйеднi) умершего в этот момент считается верхом неприличия: считалось, что он в это время прощается с родными дома. В других местах могильщики сами идут за покойником. Если готовая могила остаётся без присмотра, обязательно в ней оставляют вуджoр «тень-оберег»: топор или лопату — в углу, доски крест-накрест сверху, чтобы могилу не заняли нечистые. Во многих сёлах дно могилы устилают еловым лапником.
Выносят покойника ближе к полудню, чтобы успеть похоронить за световой день. Перед выносом оплакивают, обходят гроб по ходу солнца, затем выносят крышку гроба и покойного — ногами вперёд. На улице внутри ограды ставят гроб на два табурета (два чурбака) ногами на юго-запад (на восток, юг) или вдоль дороги, лицом в противоположную сторону от кладбища. Вымские, сысольские, нижневычегодские коми до недавнего времени выносили гроб через взвоз (бревенчатый настил, по которому поднимали в сарай сено. Для того, чтобы обезопасить себя, родственников и исключить новые смерти, у коми существовало множество магических приёмов.
Проститься с покойником приходят многие (не пускают только беременных женщин), но провожают не все: старые, немощные, а также те, кого попросили готовить поминальную трапезу, проводив до калитки, остаются за оградой, многие провожают до конца села. Родственники и те, кто может ходить, идут до кладбища, располагающегося чаще всего за рекой или ручьём в 2-3-х км. Плакальщицы садятся в сани с гробом и причитают до самого кладбища. Никому не разрешают обгонять процессию или переходить дорогу.
Дойдя до места, «покупали» могилу, кидая в неё медные монеты, гроб ставили на поперечины над могилой, слева приставляли крышку, справа подходили прощаться. Прощаясь шли по ходу солнца, со стороны ног. Каждый прикладывал руку на грудь покойного, целовал в лоб и произносил:
«Прости-благослови, шонъян (покойный, букв. «теплящий- ся»). Простившись оплакивали в последний раз. Гроб закрывали и опускали на двух холстинах (полотенцах, половиках). Холсты отдавали своим людям или многодетным, неимущим целиком, не разрезая: «иначе покойный не сможет перебраться через cир ю «смоляную реку». На гроб настилали бересту (непременный атрибут этой части обряда) или оборачивали берестой. Часто над гробом делали йирк «потолок» из досок, после чего каждый из присутствующих бросал горсть земли в могилу. В ногах ставили крест. На Печоре, Удоре нередко делали также надгробные срубные сооружения.
Основной целью поминок (казьтывлoм, от казьтывны «вспоминать, поминать») является обеспечение благополучия живым и помощи со стороны умерших. В основе поминальных обрядов лежат, с одной стороны представления о бессмертии души, а, с другой стороны, о продолжении земных отношений в потустороннем мире. Поминки логически продолжают похоронные обряды и составляют вместе с ними единый цикл погребально-поминальной обрядности. Поминки непосредственно после похорон завершают похороны. В день похорон у коми в доме умершего оставляют женщин прибираться и варить. Участники обряда, вернувшись с кладбища, садятся за стол: вначале усаживают тех, кто копал могилу и делал гроб с крестом, затем — обмывальщиков, потом других присутствующих. После того, как все посидят и помянут умершего, за стол садятся родственники. В некоторых местах поминать остаются только те, кто принимал какое-либо участие в обряжении и проводах покойника.
Поминки посвящаются одному умершему или были общими, когда поминали предков вообще. На поминальные обеды коми приглашают не только ближайших родственников, соседей, но и лиц, которые были связаны с умершим дружескими связями, обмывальщиков, гробовщиков, могильщиков. Считается, что за невнимание к этим лицам усопший жестоко наказывает своих родственников. Раньше в погостах приглашался весь церковный причт, и обязательным участником поминок был нищий. Впрочем, любой человек может придти на поминки, его сажают за стол наряду с другими гостями. Поминальными у коми считаются 3-й день, совпадавший с поминками после похорон, 6-й (7-й), 9-й, у ижемских коми также 20-й, 40-й дни. Все дни кроме 40-го отмечаются обычно только утренней трапезой, во время которой приглашают умершего к столу (вошйoдoны). На 9-й день собираются, ставят свечку как на похоронах, поют «Святый боже…», посещают кладбище.
Структурно поминки состоят из нескольких обрядовых действий. Утром в день поминок обязательно окуривают дом, для чего в плошку с тлеющими углями, взятыми из печи, где пекут в это время хлеб, бросают немного смолы-живицы, веточку можжевельника и окуривают все комнаты. У некоторых групп коми в поминальное утро топят баню, в которой моются обмывальщики и те, кто сжигал щепки от гроба и одежду покойного. В баню приглашают и душу умершего, обращаясь в сторону кладбища. Ранее в погостах, где стояли храмы и где не придерживались старой веры, священник с утра совершал панихиду и освящал поминальную пищу. Во все поминальные дни принято посещать кладбище. Обычно идут только ближайшие родственники. Придя на место, кто-либо из старших женщин окуривает могилу, трижды с молитвой обходя её, остатки углей опрокидывает на могилу. Затем на полотенце раскладывают еду и налив в стакан пиво (сур) или водку, ставят к кресту или на перекладину креста. В некоторых местах сур наливают в небольшое углубление в земле, сделанное над головой покойника. Коми-пермяки и прилузские коми-зыряне перед началом трапезы катают по могиле варёное яйцо. После трапезы принято причитать. Остатки еды и питья оставляют на могиле. Завершающей частью поминок является угощение после посещения кладбища. Стол к приходу родственников накрывают соседки или домашние. Перед трапезой кадят или окуривают комнату. Во главе стола в красном углу ставят чашку и миску для умершего. Приглашают его откушать со всеми. Садятся в определённом порядке. Сначала на почётное место сажают одного из обмывальщиков, который становился заместителем умершего. Родственники садятся по степени родства, у удорских коми женщины сидят за отдельным столом. Близкие родственники садятся на то место, где стоял гроб. На стол подают разные блюда, но обязательными считаются черинянь «рыбник», азя шыд (кислый суп типа рассольника на перловой крупе), куття (сладкая каша не обязательно из риса, могла быть и пшеничной), чомoр (каша из толокна или ячменной муки на масле), шыдoса нянь (ржаные пироги с ячневой начинкой) и различная выпечка.
Самое важное значение придаётся у коми сороковинам. В течение сорока дней покойного ежеутренне поминают новопреставленным (раньше каждый день отпевали в церкви), посещают могилу, просеивают на неё освящённую землю. Считается, что в течение сорока дней душа умершего ходит по земле и находится рядом с родными, а затем уходит из дома. На сороковой день «всё делают как на похоронах». В с. Усть-Нем садятся за стол, поминают, затем встав из-за стола, выходят в сени напевая «Святый боже…» После этого отдают полотенце с иголкой с божницы, чашку с блюдцем, пачку чая и тарелку с выпечкой неимущим. При этом крестятся, кланяются на 4 стороны. В других верхневычегодских сёлах до трапезы лыддьысьысь «читающий» окуривает дом ладаном, подходит к красному углу и, стоя возле стола лицом к красному углу, читает «Отче наш» (трижды), «Иже херувимы» (трижды). В конце стола, ближнем к красному углу, ставят тарелку с выпечкой, бутылкой водки, пачкой чая и конфетами, накрытую лов чышкoд «души полотенце» — полотенце, оставляемое для покойника на божнице. В красном углу ставят стакан с чаем и надломленным хлебом, в который втыкают свечку. После трапезы все трижды обходят стол по ходу солнца, напевая «Святый боже…», а с завершением каждого круга целуют образок.
Нижневычегодские коми провожают специально избираемого заместителя покойника, которому дают в руки туесок с пивом (сур), выпечку, накрывают всё это лов чышкoд, затем с плачем, поцелуями, поклонами и причитаниями выводят из избы через взвоз. При этом заместитель должен молчать и кланяться в ответ. Сысольские коми ставят обмывальщику на голову корзину с пирогами и ярушниками, прикрытую холстом или полотенцем, дают в левую руку туесок с пивом (сур), затем, начиная с хозяина, подходят к нему и кланяются в ноги, после чего двое наиболее близких к умершему людей берут обмывальщика под руки и выводят через взвоз. От взвоза до калитки заместитель идёт один, оборачиваясь, иногда делая несколько шагов назад, в то время, как провожающие продолжают кланяться. В некоторых местах лов чышкoд вывешивают в открытое гoрд oшинь «красное окно» (окно возле красного угла). Считается, что по нему спускается на улицу душа умершего. Позже, вместе с пивом и едой его раньше отдавали священнику или нищему, теперь тем, кто живёт победнее. У ижемских коми ставят возле красного окна небольшую ёлочку, по которой в окно выходит душа умершего.
Следующие индивидуальные поминки проводят на годовщину, у нижневычегодцев отмечают ещё и полгода. Затем поминают по общему списку (поминальнику) по родительским дням, на Пасху и на Троицу. Из шести родительских суббот коми отмечали четыре: Мясопустную (за 56 дней до Пасхи), Троицкую (Суббота в седьмую послепасхальную неделю), Покровскую (Покров — 14 окт. ст. ст.) и Дмитриевскую (Суббота между днём св. Луки — 18 окт. ст. ст. и днём вмч. Дмитрия Солунского — 26 окт. ст. ст.). Обычно такие поминки проходили и проходят скромнее: в них участвуют только близкие родственники. При посещении кладбища сыплют зерно на могилы, крошат яйца, льют пиво и водку. На Троицу принято втыкать берёзовые ветки в могильный холм.
Кроме того у коми совершались ситуативные поминки, чаще всего в случае «находа покойников на дом», которым объясняли повальные болезни домашних, падёж скота, кажитчoм (странные явления, происходящие в доме). В таких случаях считалось, что умершие предки (к.-з. рoдительяс, к.-п. важжес) недовольны поведением родичей. Ситуативные поминки совершают и в тех случаях, когда покойник является во сне и жалуется, что его мучает жажда, у него мёрзнут ноги, руки, тело, голова или он не может на том свете сделать что-либо из-за того, что нет топора, ружья и т. д. Подобные жалобы объясняют тем, что умирающему перед смертью не дали чашку воды, или раздавая вещи покойного, кого-то обделили, отдали не всё, что следовало или что он завещал. В случаях «жажды покойника» ставят в красный угол чашку чая или пива, которые потом дают выпить случайному прохожему. Если покойник жалуется на холод, вспоминают обделённого участника похорон и, хоть с запозданием, но отдают ему: сапоги, штаны, рубаху, в зависимости от того, какая часть тела «мёрзнет» у покойного. Если такого участника похорон не могут вспомнить, отдают вещи тoвйыв мортлы (путнику, страннику, букв. «с ветра человеку»). Кроме выполнений осо- бых поминальных ритуалов, у коми было принято ежеутренне, а также разломив свежий хлеб или налив спиртное в стопку, традиционно произносить: «Вошйoй-сибoдчoй, рoдительяс»
«Начинайте-присоединяйтесь, родители». Объектом поминальных обрядов у коми являлись умершие предки, которых коми-зыряне называли важ йoз «старые люди» (от важ «старые, древние» + йoз — «люди»), важйoс «старые», коми-пермяки важйес «старые, древние». Важ йoз — общее название умерших предков, чаще так называют своих, родовых предков, родителей, реже — предков народа в целом или древних людей вообще.
По представлениям коми, родители после смерти проживают на том свете (мoдаръюгыд), но при этом незримо присутствуют рядом с живыми потомками, интересуются их делами и выражают своё отношение к делам живых, являясь им во сне или проявляя своё присутствие какими-либо знаками.
К родителям у коми принято обращаться за помощью и советом в трудной ситуации, угощать их, общаться как с живыми людьми. Существует множество обрядовых и бытовых ситуаций, когда считается необходимым поминать и угощать предков-покойников. Распространённый у коми обряд преломления хлеба заключался в том, что первый вынутый из печи хлеб посвящался умершим, рекомендовалось преломить его, прочитать молитву, пригласить покойников словами:
«Вошйo-сибoдчo, муса рoдительяс» «Придите-попробуйте, дорогие родители», причем все умершие данной семьи перечислялись поименно. После этого хлеб клали на специальную полочку под образами.
Особые поминки родителей на кладбище и дома устраиваются в родительские (обычно субботние) дни, приуроченные к православным праздникам (Пасха, Троица и др.). На обрядовые совместные трапезы (по случаю окончания жатвы, уборки урожая, охоты и т. д.) обязательно приглашали предков. Их звали не только к праздничному столу или обрядовой трапезе, но и к каждому завтраку, к свежему хлебу, к спиртному, к свежему чаю традиционной формулой: «Вошйoй-сибoдчoй, рoдительяс» «Приступайте-придвигайтесь, родители». При этом существуют запреты на приглашение к ужину, ночью, в некоторых местах после обеда, т. к. считается, что к вечернему или ночному столу могут прийти только заложные покойники и нечистые духи.
В поминальной обрядности предусматриваются особые кормления птиц, для которых прямо на могилах поминаемых рассыпают зерно или же кладут зерно в специальные кормушки над могилой. У ижемских коми в намогильном памятнике делается специальное отверстие для души-птицы. По представлениям летских коми после погребения душа в виде птицы прилетает в прежний дом, где для нее ставят тарелку с зерном. С другой стороны, имеют место и некоторые конкретные орнитоморфные персонификации умерших. Так, у коми-пермяков во время праздника «встреча трясогузок» под птицами, прилетавшими с юга на родину подразумевались предки. В похоронной обрядности начала века остатки намогильной поминальной трапезы отдавали собакам и воронам, при этом предполагалось, что пища таким образом попадает непосредственно к умершему.
Прекращение ритуальных отправлений могло вызывать кару со стороны умершего в результате которой заболевал человек или домашние животные. Для того, чтобы выяснить, кто из умерших стал причиной болезни, коми прибегали к особому гаданию, которое у коми-зырян называлось чер oшлан-кoртлан, у коми-пермяков — чер oшван «подвешивание топора». Гадание заключалось в следующем: перед устьем печи подвешивали топор, привязав его к хлебной лопате, затем начинали перечислять имена умерших. При произнесении чье- го имени топор начинал раскачиваться, тот и наслал напасть, обидевшись за невнимание к нему со стороны живых родственников. Выяснив таким образом имя родителя, устраивали ему жертвоприношение или поминальный обед. У коми ещё не так давно иногда заключались договоры между подругами, супругами, друзьями о том, что тот, кто умрет раньше, явится живому в сновидении и расскажет о загробной жизни. Человек накануне своей смерти может обещать помощь живому родственнику в каком-либо затруднительном деле и явиться как умерший на призыв. Некоторые из верхневычегодских и ижемских коми сообщали, что им покровительствуют родители, появляясь перед покровительствуемым в трудных ситуациях или накануне каких-то перемен. Чаще всего называют в числе покровителей прямых предков до 4-го колена (прадеда, родителей и др.) или тёток, дядьёв, благосклонностью которых пользовались при их жизни. Живые могут посещать тот свет и встречаться с умершими родственниками в сновидении. При этом сновидцу следует соблюдать ряд рекомендаций: нельзя есть пищу, которую предлагают умершие, нельзя целовать умерших, пожимать им руки и т. п.

* Источник "Сборник Коми-пермяки. Культурное наследие народов России." — М.: Голос-Пресс, 2012. – 400 с. Ил.