Финно-угры
России
 
 
 



Обычаи и обряды

Обряды марийцев*

Начало нового земледельческого года у марийцев, как и у многих других народов Поволжья и Приуралья, связывалось с празднованием Великого дня Куэче, совпадавшего с православной Пасхой. Празднование Куэче начиналось со вторника (Куэче водо — начало Великого дня, или Шанга кочмо кече — день приготовления шанег) на неделе перед Великим днем.
В этот день топили баню, мылись, надевали чистую одежду, убирали дом, мыли пол. Многочисленные поверья этого дня связывались с предполагаемым выходом колдунов. Многие старожилы вспоминают, что в прошлом в этот день вечером и ночью караулили колдунов, при этом шумели, пугали их, стреляли из ружей.
Утро среды — Ораза кече (день оразы — марийского однодневного поста), Куэче эрдене (утро Великого дня), Аярвон, Аярмон кече (день Аяргон) — было насыщено многочисленными запретами: не топили печь, не зажигали огонь, не расчесывали головы, не кормили скот, не ели. Нарушение этих запретов, действие которых распространялось лишь на первую половину дня, могло повлечь за собой беду.
Кроме того, в этот день выполняли многочисленные действия, направленные на обеспечение в будущем благополучия: приносили из реки воду и обрызгивали ею дом, детей, скот; приносили ветки чертополоха, шиповника, можжевельника и размещали их над входом; считали деньги, чтобы они велись в доме; женщины старались прясть, вышивать, вязать. Осуществление этих действий способствовало успеху в соответствующем ремесле в течение года. Большинство такого рода действий необходимо было выполнить до восхода солнца.
Поминовение умерших приходилось на четверг страстной недели — Колшо сийлыме кече (день поминания покойников, покойников угощаем). Ритуал совершения поминок в четверг носил родовой характер. В четверг утром совершали обряд кормления покойников: самодельные свечи из лучины и воска ставили в лукошко или таз с зерном, затем зажигали.
Количество свечей соответствовало числу поминаемых душ покойников. Затем в специальной чашке оставляли угощение: чай, суп, оладьи, блины, брагу, водку, молоко, айран. После того как свечи догорали, остатки пищи выносили во двор и скармливали курицам или собакам.
После ритуального поминовения во второй половине четверга начиналось праздничное застолье и хождение по деревне, которое продолжалось и на следующий день, в пятницу — Куэче арня кече (пятница Великого дня). Праздничное веселье заканчивалось к вечеру пятницы, когда начинали готовиться к следующему дню — субботе, называвшейся, как и среда, Аярвон кече, Аярмон кече, Куго аярмон кече. На этот день распространялись те же запреты, что и на страстную среду. Эти действия были связаны с подготовкой к главному, наиболее важному дню — воскресенью — Юмо удылмо кече (Богу молиться день). Утром, после мытья в бане, группа родственников устраивала в доме своего жреца родовое языческое моление. Из муки и крупы, принесенных всеми участниками моления, варили кашу, стряпали шаньги, оладьи, каравашки. Жрец читал молитвы, после которых устраивалась общая трапеза. Завершал празднование Великого дня понедельник — Юмын каныме кече (день отдыха Бога), Куэче ужатыме кече (проводов Великого дня день).
Следующим крупным весенним праздником был Ага пайрем (праздник сохи). Накануне марийцы проводили обряд изгнания из деревни злого духа сурем ужо или шайтана. Обряд проходил в таком порядке: вечером на одном конце деревни собирались жители, разводили костер, прыгали через него, встряхивали на себе одежду, бросали в стороны головешки от костра. Все эти действия совершались с целью избавиться от злого духа.
Затем начинался обход деревни: с шумом, криками, трещотками, барабаном, боталами шли по деревне, подходили к каждому дому, стучали в двери или окно, и старший спрашивал у хозяина, произнося обрядовую формулу: «Петух курицу топчет? Хлеб растет?» После просят полтора каравая хлеба, полторы солонки соли, полтора золотника масла, полтора сита яиц. Хозяин выносил хлеб, соль, яйца и передавал их старшему, который в это время хлестал его ветками можжевельника, шиповника или чертополоха. Такой ритуал повторялся у каждого дома. В завершение обхода все собирались на противоположном конце деревни, где также разжигали костер и варили яйца. Старший в это время читал молитву, в которой просил Бога избавить от злого духа, дать хороший урожай, обрадовать хорошими животными и благополучием. Часть яиц разбрасывалась на поле. Головни от костра также разбрасывались в сторону от деревни.
Летний цикл обрядов начинался с Семика. Обряды этого цикла по значимости сравнимы с пасхальными. В среду и в четверг перед русской Троицей было поминовение умерших, проходившее в том же порядке, что и на Великий день. С Семика начинались гулянья на лугах и полянах, продолжавшиеся до вторника следующей недели. Наиболее активным участником развлечений была молодежь.
Время совершения языческих молений, приходившееся также на период окончания весенних полевых работ и начала сенокоса, определялось по очередному новолунию, после летнего солнцестояния, и в календарном плане соответствовало концу июня — началу июля. Кушо арня (неделя молений), Кушо кече (день моления) сначала проводились в каждой деревне, а затем все марийцы собирались на общее моление в священную рощу.
Петро кече (Петров день) знаменовал начало сенокоса. Илян кече (Ильин день) отмечался как день нового урожая. В этот день было принято печь хлеб и варить кашу из ржаной муки нового урожая.
Все полевые уборочные работы старались завершить к Покрову. Важной датой был Покров и для охотников. В Покров они совершали жертвоприношение лесному хозяину: в лесу на пенек клали хлеб.
Обряды Шортдел по времени проведения совпадали с русским Васильевым вечером и проводились в большинстве своем с 31 декабря на 1 января по старому стилю, иногда они растягивались на несколько дней, а в прошлом, видимо, и на больший срок — до недели.

* Источник: Сборник Марийцы. Культурное наследие народов России. — М.: Голос-Пресс, 2010. – 496 с. Ил.