Финно-угры
России
 
 
 



Обычаи и обряды

Марийский погребальный обряд*

Ежедневно человек встречается с такими понятиями, как пища, одежда, жилище, праздник и обычай, поведение и этикет, но мы зачастую не задумываемся, сколько смысла вложено в эти обычные слова. Часто в последнее время можно слышать и видеть, что взрослые стремятся следовать старинным обычаям и традициям, очень много об этом говорят в школе. Но далеко не все знают, как правильно все же совершать тот или иной обряд. Не каждому взрослому известно, что такое сватовство, как вершится венчание, какие моменты необходимо учесть при погребении умершего, ведь похоронный обряд — один из важнейших обрядов жизненного цикла.
Я решил изучить этот обряд у народов мари, поскольку деревня, в которой я живу, изначально была марийской (но уже несколько десятков лет население лишь на 50% является таковым). Даже название деревни Лумаре в прошлом (в переводе с марийского «10 марийцев»), говорит о том, что именно эти 10 марийцев и были первыми ее жителями, поселившимися на правом высоком берегу реки Лум. От них пошли потомки Кореевых, Антипиных, Тихоновых.
Для изучения выбранной мною темы я стал искать историческую литературу. Признаться, таковой мне удалось найти не очень много, но я убедился еще раз в том, что тема эта весьма интересна и привлекала ученых-этнографов еще много-много лет назад.
Прежде всего, большим подспорьем и открытием для меня стала работа С. К. Кузнецова «Культ умерших и загробные верования луговых черемис». Автор долгое время жил среди марийского населения, наблюдая за бытом людей, и поэтому написал об этом несколько статей. Читая статью, я убедился, что вековые традиции со временем утрачиваются в силу различных причин. Эту мысль подтверждает историко-этнографический очерк И. Н. Смирнова «Черемисы», где автор знакомит читателя с историей черемисской народности, бытом и занятиями людей, их религиозными верованиями, историческими преданиями, а также взглядами черемис на смерть и загробную жизнь.
Очень подробно описывает погребальный обряд русских ученый-этнограф Иван Панкеев в своей книге «Обычаи и традиции русского народа». Вопросом изучения похоронного обряда занимается и наш вятский исследователь В. А. Поздеев, чью работу я нашел в 8-м томе «Энциклопедии земли Вятской». Интересны и важны для моего исследования воспоминания старожилов моей деревни.
А что такое «обряд» и «погребальный обряд»? В словаре русского языка С. И. Ожегова я нашел следующее значение слова «обряд» — совокупность установленных обычаем действий, в которых воплощаются какие-нибудь религиозные представления или бытовые традиции. К сожалению, мне не удалось найти точного определения погребальному обряду, попробую сформулировать его сам: погребальный обряд — это установленные обычаем действия, связанные с захоронением умершего. В нём воплощаются религиозные представления и бытовые традиции.

1. Представления о смерти
Со смертью люди связывали различные верования, во многом языческие. За многовековую историю сложились традиционные представления о смерти, как о некоем существе, приходящем к человеку в различных обликах, чтобы увести его в «иной мир», на новое житье. «Загробный мир» представлялся людям подобным земному, но в нем душа, отделившаяся от тела, сначала должна пройти определенные испытания и только потом селиться на постоянное «место жительства». Самое трудное и главное испытание — перейти по тонкой нитке через котел с кипящей серой. Впрочем, объект, через который необходимо переправиться, разные по возрасту люди толкуют по-разному: для одних — это огненная река, для других — котел с кипящей серой. Но ясно одно — каждый должен преодолеть это испытание именно по тонкой жердочке или нитке: «Рядом с покойником кладут тонкую нитку — порен, а если нет-то лыко, чтобы переходить на том свете через горящую реку». Успех перехода ставился в зависимость от того, удавалось или не удавалось покойнику отбиться от злых духов, которые стремились столкнуть его в котел. Об этом говорит и И. Н. Смирнов в своей работе, и такое же объяснение встречал в беседах: «Говорят, переходить реку более страшно, черти стараются столкнуть тебя (Е. П. Иванова, 1918 года рождения)». В настоящее время многие думают, что безопасный переход, прежде всего, зависит от того, как жил на земле человек, много ли нагрешил за свою земную жизнь.
Умерший, по представлениям марийцев, сохраняет все потребности живого человека в еде, одежде, орудиях труда и прочем. В гроб клали все необходимые вещи, которые могут ему понадобиться. Со временем количество вещей намного уменьшилось, видимо, люди стали считать, что нет необходимости в таком большом количестве вещей, у русских вообще ничего не кладут. Ничего не класть в гроб не принято у марийцев, так как они уверены, что человек будет приходить и выпрашивать, а может и увести с собой кого-либо из родственников.
Как живое существо, умерший сохраняет способность к душевным волнениям. Он может чувствовать страх, гнев, радость и т. д. Для его успокоения перед опусканием гроба «кидают монетки, чтобы выкупить осырок, где будут жить покойный» (Е. П. Иванова, 1918). Денег не нужно жалеть, чтобы не расстраивать усопшего.

2. Приметы, предвещающие смерть
Смерть очень часто людьми предугадывалась. Существуют различные приметы, предвещающие смерть: необычные происшествия в доме и вне дома, неадекватное поведение птиц и животных, вещие сны. Особо верили в них больные люди. Многие приметы существуют и по сей день, они схожи с приметами других народов. По всей видимости, некоторые в нашей деревне были переняты у русских. Любая женщина-марийка знала, что «прилетела маленькая пичушка, синичка, и постучала по стеклу» (М. И. Федотова, 1928 г.р.) — быть в доме беде, а иными словами — покойнику. Осень страшной приметой люди считали падение в доме иконы с подыконника (подставки под иконы).
Наблюдая за поведением птиц и животных, люди тоже делали необычные выводы: закричит пролетающий ворон протяжно или отрывисто, пробежит мышь по человеку, залетит в дом воробей и т. д. Всему было объяснение. Настороженно наблюдали за воем собак: если собака книзу воет, быть в деревне обязательно покойнику.
Особое место отводили снам, предсказывающим смерть.
По словам М. И. Федотовой, увидеть во сне новый дом или квартиру — это гроб, новое место для житья. Ну, а если уж выпали коренные зубы, «знать, помрет близкий человек». Интересной приметой, связанной со снами, считается видение того, что выделяют новый участок земли для строительства или под огород — явное предсказание нового места для жительства в «ином мире». Смерть предсказывает сон, рассказывающий о копке грядок или их формировании, так как по форме грядка очень напоминает могильный холм. Не имеющим никаких объяснений насчет предсказания смерти является видение во сне картошки или ее копку, хотя старожилы основывают подобный факт на многолетних наблюдениях. Интересным в снах для меня является то, что некоторые приметы общепризнаны, а некоторые — личные. Возможно, у человека подобная примета сбывалась в жизни несколько раз, поэтому и сон считался вещим.
Каждому человеку приходится, наверное, во сне видеть умерших, но «если уж покойник зовет с собой, а ты пойдешь с ним, то жди своей близкой смерти» (М. И. Федотова).
Чувствуя близость смерти, больные люди собирали около себя родных и давали наставления, благословляли детей, говорили, во что их одеть, что положить с собой. Родственники же, видя тяжелое состояние больного, старались каким-то образом облегчить его мучения. Они зажигали свечку, ставили перед иконой и говорили следующее: «Господи, если жизнь у… (имя больного) есть, то облегчи его страдания, а если нет жизни, то прибери его, Господи, не мучай» (А. С. Антипина, 1930 г.р.).
В настоящее время этот обряд сохранился и пожилыми людьми совершается, но молодые все же стараются больного отправить в больницу. «Чистые» язычники, заболев, как рас- сказывает С. К. Кузнецов, тоже стараются принять меры, но совершенно другим способом. Они обязательно несут жертву в молитвенную рощу, чтобы Кереметь отпустил болезнь и молятся у священного дерева. Таким образом они упрашивают Бога дать здоровье больному.
Подобный факт имеет место сейчас в деревнях Маловитлино и Люметь-Поле, где большинство жителей и по сей день регулярно совершают обряд жертвоприношения языческим богам.
Об этом я узнал у А. Е. Шабдаровой, 1932 г.р., жительницы деревни Маловитлино, во время весеннего турпохода.
3. Приготовления к погребению
Усопшего готовят к погребению: омывают тело, облачают его, кладут в гроб. Гроб сейчас обычно либо изготовляют столяры в мастерской, либо его покупают. Немногие в деревне делают гробы в домашних условиях, из заранее приготовленных, еще при жизни человека, досок. Есть и такие пожилые люди, которые заблаговременно готовят себе гробы. Об этом я могу говорить с полной уверенностью, так как мой дед, Лукоянов Аркадий Матвеевич, уже давно изготовил для себя гроб, который хранится на подловке (чердаке). Раньше это считалось вполне естественным. Доски подбирали половые, а если их не было, то «использовали с полатей» и не обшивали.
В настоящее время, особенно молодым умершим, гроб обшивают тканью или обжигают. Очищение гроба совершается по-разному: его либо окуривают ладаном, либо окропляют святой водой, либо еще каким-то другим способом. Дно раньше выкладывали березовыми вениками, под подушку тоже клали два веника, обрубив предварительно концы (сейчас все чаще используют паклю или вату). Сверху покойника покрывали новиной, гроб застилали ею же.
Покойника у русских могут обмывать соседи, родственники, а у марийцев этим занимаются те, кому еще при жизни наказывал усопший. Так заведено с древнейших времен, на что указывают И. Н. Смирнов и С. К. Кузнецов в своих работах.
Обмывают покойника на полу, воду где попало не выливают, а сливают в одно место, подальше от людей и скота. Сейчас обязательно обмывают теплой водой с мылом. Женщинам, что интересно, было принято заплетать косу наизнанку (пряди укладывают не сверху, а снизу). Покойника одевают в смертную одежду: у русских, как говорит В. А. Поздеев, обязательно в новую одежду, что говорит о «будущей жизни» умершего, а у мари одежда должна быть хоть раз надета при жизни и выстирана. В противном случае одетый покойник как бы остается неодетым, новая одежда «не доходит» до него. Такое объяснение я нашел у моих респондентов.
В гроб с умершим марийцы по сей день с левой стороны кладут сменную одежду и мешочек с гостинцами: «В котомке… ровно 41 орех, чтобы угостить детей, которые встречают умершего на «том свете» (А. Е. Шабдарова). Толкование подобного факта несколько отличается от объяснения С. К. Кузнецова, который говорит, что эта посылка предназначается для ранее умерших детей. Гостинцы могут состоять не только из орешков, но и сладостей, яиц и пр. Раньше мужчину-марийца одевали полностью с ног до головы, вплоть до шапки и рукавиц, но ближе к середине ХХ века эти вещи стали класть в гроб, а не надевать на покойника. Сейчас, в силу недостаточного материального обеспечения многих деревенских семей и практичности, в гроб кладут только самое необходимое: сменную рубаху, брюки и еще несколько вещей.
Итак, в приготовлении к погребению по сравнению с прошлым наблюдаются различия, что говорит о влиянии времени, а также соседствующего русского народа.

4. Церемония похорон
Во все века в нашей деревне существовало оплакивание покойника с причитаниями в силу раннего обрусения марийского населения, хотя имеют место единичные случаи похорон с гармошкой и песнями. С. К. Кузнецов объясняет плач как предосудительное действие, так как «покойник в избе, душа его витает около трупа, она утратила способность понимать надлежащим образом то, что совершается дома: ей все представляется наоборот. Потому рыдания родных кажутся вроде обидного смеха. Нужно петь веселые песни, которые при жизни любил покойный».
Перед выносом гроба родственники прощаются. Берут в руки свечку, молятся перед образами и, обращаясь к покойнику, произносят примерно следующее: «(Имя), прости меня, если сказал что не так, прости за все, а тебя Бог простит».
Целуют после этого покойного в щеку или лоб и ставят свечку в специальную дощечку у изголовья, а вокруг гроба, как у русских, не ходят. Существовал обычай передавать через гроб детей умершего. Дети при этом говорили следующее: «Отец, оставь свое счастье нам, не уноси с собой». Умершим приписывается божественная сила, они якобы держат в своих руках счастье детей и вообще человека.
Выносят покойника ногами вперед, а перед воротами отрубают петуху голову и бросают под ноги, стараясь выпнуть машущего крыльями обезглавленного петуха за ворота, чтобы не было нового горя. Если жертва сумеет остаться во дворе — быть в доме еще горю. Данные объяснения несколько расходятся с объяснениями И. Н. Смирнова, а именно: «Отправившемуся в другую жизнь человеку грозит, по верованиям черемис, опасность умереть, уничтожиться. Для предотвращения этой опасности перед выносом покойника из дома колют курицу, кровью которой он должен откупиться от смерти». Если учесть тот факт, как рассказывают старожилы, что человек может умереть до 7 раз, переходя из одного мира в другой, то более логичным будет второе объяснение, а первое больше похоже на примету.
Перед тем, как похоронить, покойного отпевают либо очно, либо заочно. Песочек, который приносят или привозят из церкви, домой не заносят, оставляют на улице. Этим песочком посыпают покойника поверх «покрывала» перед опусканием. Раньше хоронили и без отпевания. В последние годы все чаще отпевают заочно, так как ближайшие церкви находятся в с. Никулята и в г. Яранске. Иногда отпевают и после похорон, но обязательно везут «земельку» на кладбище.
На кладбище еще раз открывают крышку гроба, убирают иконку и закрывают покойника полностью покрывалом. Он, по их верованиям, нуждается в воздухе для дыхания, еще и поэтому открывают гроб, просят взглянуть его в последний раз на «свет белый».
Хоронят наших деревенских во все века на Сердежском кладбище в семи километрах от Мари-Ушема. Кладбище находится на высоком месте, раньше оно было загорожено забором. На фоне тополей и берез видны различные надгробные сооружения: плиты, деревянные и железные кресты, памятники разных видов. Кладбище очень светлое, ухоженное.

5. Поминки
После погребения все возвращаются в дом, чтобы помянуть умершего. Поминальными днями у марийцев являлись и являются 3-й, 7-й и 40-ой дни и годовая. Поминки нужны для того, чтобы накормить душу умершего. В народе верят, что материальное благополучие души на том свете во многом зависит от живых: если они поминают умершего в положенные дни, то их души на том свете ни в чем не нуждаются и всегда сыты.
Но почему именно эти дни являются у марийцев поминальными? В 3-й день, как и у русских, поминают в честь тридневного Воскресения Христа и во образ Пресвятой Троицы, 40-й день — время окончания мытарства и решение Всевышнего о поселении в рай или ад, а вот в 7-й день поминают только марийцы, считая, что душа в течение этого времени обозревает 7 миров и способна возродиться до 7 раз.
В 7-й день поминать приходят немногие: близкие родственники и копальщики. На поминки идут со своим угощением, несут вино и выпечку. Раньше в этот день поминали шире, присылали покойнику блинов на могилу.
Сороковой день отмечается более торжественно. Накануне приглашают умершего и покойных родителей в баню, для чего едут на кладбище. Обращаются с такой просьбой: «Вот и настал твой 40-й праздник, приходи на него. Все родители приходите. Помойтесь в бане с нами».
С утра накрывают столы, большей частью горячей пищей и выпечкой. Когда люди приходят, начинают все вместе поминать: делают 40 поклонов и зажигают 40 свечей. Присутствие ряженого, играющего роль покойного, обязательно.
«Его называют именем умершего, одевают в любимую одежду покойного и делают для него круглую свечку — коло-сорта (в форме спирали). Эту свечку ставят на стол рядом с блюдом, куда кладут угощение». (И. М. Лукоянова, 1932 г.р). Рядом с блюдом ставят череповой горшок для вина. Сначала подают человеку, который играет роль покойного, потом всем остальным. Угощать начинают родные, затем это делает каждый. Из рюмки вино раньше лишь немного отпивали и чуть-чуть наливали в горшок. Представляющий покойного сидит за крайним столом. Когда все приглашенные угостят, смотрят, догорела ли «круглая» свеча. Её оставлять нельзя; если горит очень долго, два конца могут соединить вместе или сложить вчетверо. Люди, верящие в приметы, старались раньше эту свечку забрать себе, так как считали, что она обладает чудодейственной силой: можно зубы лечить, спасать от напастей скот и детей и пр. Когда свеча догорит, идут провожать покойника. Собирают сумку с едой и вином, стол с блюдом и горшком выносят во двор и опрокидывают, прогоняя все плохое. У нас в деревне покойника провожают до дороги, ведущей к тракту. Здесь останавливаются, вино «покойник» выливает, а пустую бутылку обязательно разбивает. После этого он идет один, отсчитывая 40 шагов, делает 3 поклона и возвращается обратно спиной вперед. Никто не поет, лишь слышны плачевные причитания. Таким образом, сороковым днем заканчивается обязанность родных правильно снабжать покойника пищей. Во многом это описание поминок напоминает отголоски язычества, ибо сам процесс поминок вытекает из религиозных представлений об «ином мире».

Автор Ионин С.Н.

* Источник: Сборник Марийцы. Культурное наследие народов России. — М.: Голос-Пресс, 2010. – 496 с. Ил.