Финно-угры
России
 
 
 



Обычаи и обряды

Элементы традиционного мировоззрения удмуртов*

До сих пор к малоизученным областям духовной культуры удмуртов относится их традиционное мировоззрение. С древних времен их образ жизни был тесно связан с природой, поэтому мировоззрение удмуртов весьма полно отражено в отношении к ней.
Природа это макрокосмос и микрокосмос, это земля, растения, животные, леса и горы, насекомые и птицы, родники, реки, моря и океаны, планеты, кометы и звезды. Сам человек тоже часть природы.
Чтобы понять духовную жизнь удмурта, его мышление, необходимо наблюдать за его поведением и поступками в различных жизненных ситуациях. Например, у удмуртов не разрешалось волюнтаристски вмешиваться в природную систему: что-то брать, разрушать, ломать, рвать, уничтожать. Эти запреты существовали в форме различных табу. Были табу и по отношению к деревьям.
В древности разрешалось использовать для своих нужд только валежник, бурелом. Впоследствии, когда приходилось спиливать живое дерево, совершался обряд: на пень спиленного дерева с молитвами клали различные продукты, прося трощения у души спиленного дерева. Смысл этого обряда заключался в том, что человеку приходится совершать это «убийство» дерева не по своей воле, а в силу обстоятельств, из-за крайней нужды, что человек берет это дерево не безвозмездно, а дает за это «мыж» (в данном случае это различные продукты). По понятиям удмуртов, у природы что-нибудь брать разрешалось понемногу, по крайней необходимости и взаимообразно, т. е. отдавая что-то взамен за взятое. Народ интуитивно чувствовал, что нельзя нарушать гармонию природы, что за всяким действием бывает реакция, ответный обратный процесс. Чтобы как-то избежать обратного действия, возмездия природы, удмурт совершал обряд «мыж сётон». А результат обратного действия, по понятиям удмуртов, может быть очень печальным, вплоть до гибели данного человека и целого рода или племени, разрушающих живую природу. Такое бережное отношение к окружающей среде и обряд " мыж сётон» сохранялись до недавнего времени, даже в послереволюционный период.
Видимо, представление об органической цельности вселенной сложилось за счет тысячелетних наблюдений, за счет накопления опыта многих поколений, который передавался из уст в уста. Как бы то ни было системный подход к природе, понимание взаимосвязанности природных явлений свидетельствует о древней мудрости и справедливости. В последнее время мы все больше и больше убеждаемся в этом на примере Чернобыля и других экологических катастроф. Почему они случаются? Потому что человек мало или вовсе не заботится ни о природе, ни о последствиях вмешательства в естественные процессы. Возомнив себя всемогущим, имея мощные машины, он думает только об удовлетворении своих материальных потребностей, спешит как можно больше взять от природы.
Рассматривая мировоззрение удмуртов, необходимо отметить вдумчивое отношение их и к животному миру. Автору этих строк приходилось наблюдать моменты забивания домашних животных и птиц. Перед этим актом пожилые люди на стол кладут хлеб, обращаются с просьбами о прощении, объясняют, что эти действия совершают соблюдая традиции, что не ими этот акт придуман, что они вынуждены губить душу данного животного, соблюдая обычай предков («пересьёслэн йылолзы»). Просили жертву на них не сердиться.
По-своему переживали удмурты и уничтожение зверей. Чтобы душа зверя не сердилась на охотников, они устраивали праздник в честь убитого зверя. Один из таких обрядов южных удмуртов после удачной охоты на медведя описан венгерским академиком Б. Мункачи.
По представлениям удмуртов, в иерархической цепочке природы травы стояли чуть ниже, чем деревья и домашние животные, звери, птицы и люди. Но тем не менее к ним отношение тоже бережное. Так, например, в период с 25 мая (Николин день) по 12 июля (Петров день) травы, цветы не разрешается рвать, топтать. Это время считается временем покровителя трав Инвожо («Инвожо дыр»). Чтобы сохранить природу и растения в период цветения, удмурты придумали своеобразный запрет: якобы после 25 мая Вось («Божество — хранитель и священный дух») из святилищ куа (куала) уходит на цветы. Чтобы не задеть, не причинить боли и не поранить божество, не нарушить его покоя, имеется табу. Это табу действовало до Петрова дня. Старые люди говорили, что Вось после Петрова дня со цветка (с природы) снова возвращается в святилище (куала).
Большинство праздников у удмуртов было посвящено явлениям природы или связано с ней. Так, они ежегодно устраивали праздники в честь дятла. За то, что дятел чистит леса и бережет их от вредителей, удмурты относились к нему очень уважительно. Любили удмурты и лебедей. Даже свои селения называли «лебяжими» терминами: Юськи, Юсьпиян («Успьян») и т. д. Осенью перед отлетом лебедей справляли праздник «юсь келян» (проводы лебедей). С лебедями «священными, божественными птицами удмурты передавали думы и просьбы главному богу Инмару. Было табу на отстрел лебе- дей. Такое же трепетное отношение было и к журавлям. Их не то что отстреливать, но и считать не разрешалось. Говорили, что когда считаешь их в полете, в журавлином клине порядок нарушается. Голуби, скворцы, ласточки тоже относились к божественным птицам. А такие домашние птицы, как гуси, утки, считались священными. К насекомым отношение было разное. Например, к пчелам уважительное, тараканов побаиались — считалось, что уничтожение тараканов приводит к пожару. К паукам было отрицательное отношение. Говорили, если убьешь паука, то избавишься от сорока грехов (чонариез виид ке, ньыльдон солыкед быроз»).
Удмурты относятся и к неживым предметам как к живым. Элементы анимизма среди некоторых групп населения сохранились до настоящего времени. Переходя реку или небольшую речку, удмурт обращался к ней, как к живому существу, и говорил: «Мынон сюресэд каньыл мед луоз, мыным вождэ эн потты, тау тыныд монэ утемед, миськемед, чылкыт воземед понна» («Пусть путь твой будет легким, на меня не сердись, спасибо тебе за то, что ты мне помогаешь, содержишь меня в чистоте»).
Утоляя жажду у родника, удмурт тоже обращался к нему, как к живому существу: «Монэ эн кут, тае кут» («Меня не обижай, порчу, болезни не посылай, меня не трогай, возьми эту травинку»). С такими славами он бросал в воду листочек или травинку.
К земле же относились как к кормилице, к божеству. Землю во время молений, языческих обрядов угощают — выкапывают небольшую ямку и обращаются к божеству Мукылчину (Создателю земли): «Си, ю милемын чош, вождэ эн потты, зеч кар ю-няньёсмес, бакча сиёнъёсмес удалтыты» («Ешь, пей вместе с нами, на нас не сердись, уроди нам хлеба и овощей»). И опускали в яму продукты для Мукылчина.
Особенно большое внимание удмурты уделяли космосу. Перед началом всякого важного дела обращались к трем покровителям Инмару, Куазю, Кылчину («Инмаре, Куазе, Кылчинэ, юрттэлэ» — «О, Боже, Природа, Земля родящая, помогите»).
К космическим телам, особенно к Солнцу, удмурты относились с особым благоговением. Солнце в мировоззрении удмуртов занимает важнейшее место как один из могущественных покровителей и основных божеств. Очень многие обряды связаны с Солнцем. Удмурты молятся на Солнце (полуденное). Во всех молельных обрядах, в обрядах, связанных с живыми людьми и с этим белым светом («люгыт дунне»), действия, повороты согласованы с движением солнца. В обрядах же, связанных с умершими и потусторонним миром, повороты совершаются против движения солнца. Несоблюдение этого правила считается дурным, недоброжелательным тоном и по- желанием неприятностей окружающим людям и участникам обряда.
Примечательно, что удмурт клялся именем солнца и луны; называя солнце и луну, он не мог обмануть. Очевидно, и не было случая обмана. Никто не смел и не считал возможным ложью запятнать священное слово шунды (солнце) и толэзь (луна). Клялись, чтобы убедить собеседника в своей правоте, именем солнца, луны и Инмара (бога). Примерно, были такие фразы: «Та шунды, ой басьты!» (Солнце свидетель, не взял!),
«Вылысь Инмаре, ой йотылы» (Видит бог, не трогал).
Итак, на некоторых примерах мы рассмотрели отдельные фрагменты мировоззрения удмуртов. Была сделана попытка проанализировать лишь одну из сторон духовной жизни удмуртов, а именно отношение их к природе. Много неисследованного и интересного содержат и другие стороны мировоззрения этого народа.

* Источник: Сборник Удмурты. Культурное наследие народов России. — М.: Голос-Пресс, 2005. – 400 с. Ил.