Финно-угры
России
 
 
 



Обычаи и обряды

Свадебный обряд удмуртов*

Главным жизненным циклам человека всегда сопутствовали соответствующие переходные обряды, одним из которых является свадьба. Удмуртская свадьба конца XIX — начала XX в. представляла собой сложный комплекс обрядовых церемоний, состоящих из большого количества разнохарактерных компонентов — ритуальных действий символического, магического, игрового характера, а также элементов материальной культуры, словесного и музыкального фольклора. Временные рамки исполнения обряда растягивались на несколько месяцев, иногда до года. Основными слагаемыми удмуртской свадьбы являются сватовство, сговор, пиры в доме невесты и жениха, послесвадебные обряды, включающие испытания молодых, их поездки за приданым/подарками к родителям невесты, взаимные визиты родителей молодых.
Формы заключения браков в традиционной свадьбе были различны. В основном удмурты совершали браки со сватовством. Браки умыканием существовали и продолжают существовать на периферии республики.
При сохранении общей основы обряда существует множество его локальных вариантов, которые до сих пор не описаны, поэтому оптимальным будет обобщенное описание удмуртской свадьбы.
Начинался свадебный ритуал со сватовства (ныл куран, ныл юан). Повсеместно перед тем, как пойти свататься, старались узнать через сваху (дэмчи) или родственников информацию о девушке и ее семье. Мнение молодых обычно не учитывалось, за них решали родители.
Сам жених свататься не ездил. Чаще всего родители невесты отказывали сватам в первый раз: чем большее количество раз приходили свататься, тем больше возрастало достоинство девушки.
Следующий этап — сговор (ныл тупан, кельшон, ярашон), основным моментом которого являлись закрепление согласия, достигнутого при сватовстве, и уплата калыма (йырдун) за невесту. Отец жениха втыкал серебряную монету в масло, и девушка считалась просватанной. На сговоре же обсуждалось количество гостей, состав приданого. Могли обговаривать порядок и сроки проведения свадебных пиров.
В случае увоза невесты до свадьбы наследующее утро в доме жениха проводили обряд купания. На обряд приглашали родственников жениха.
После этого в назначенный день приезжал свадебный поезд со стороны невесты, и устраивался свадебный пир в доме жениха (ярашон, бöрысь, келись).
За три дня до свадьбы в доме родителей (сюан) невеста возвращалась домой. В прежние времена невеста возвращалась на год или несколько месяцев (берен пукон).
В случае, если невеста после сговора оставалась дома, родители жениха сначала ехали в дом невесты, чтобы договариваться о свадьбе (сюан вераськон). Далее проводили пир в доме невесты, а затем — в доме жениха.
Жених и его родственники тщательно готовились к отъезду за невестой. В этот день надевали одежду, специально предназначенную для свадьбы. Если не было своей, просили у знакомых или родственников.
Перед свадебным поездом во многих местах закрывали ворота. Чтобы войти, жениху необходимо было заплатить выкуп. Под ворота просовывали лопату и просили, чтобы на нее положили деньги за вход.
После уплаты выкупа свадебный поезд пускали во двор, где его встречали родители невесты. Повсеместно принято встречать с хлебом и маслом, с хлебом и солью, с вином.
На каждой свадебной церемонии присутствовали главные распорядители (тöр). Они были самыми уважаемыми и почитаемыми гостями, поэтому их всегда усаживали первыми, во главе стола и только на подушки. Рядом с ними усаживали ближайших друзей жениха и его родственников. Главный распорядитель свадьбы должен был запевать песню первым, петь без него не начинали.
После исполнения свадебного напева начинается обход дворов родственников невесты, во время которого происходило более близкое знакомство обоих родов (бускеле потон). После обхода родственников главного распорядителя свадьбы увозили домой, остальные возвращались в дом невесты, где снова накрывали на стол.
Перед выходом из дома все кланялись родителям невесты. Родители благословляли молодых, перекрещивая и произнося благопожелания. В ряде мест благословляли только невесту, без жениха. Она вставала на колени, делала низкий поклон, а мать крестила ее со спины.
Далее следовал ритуал прощания невесты с родным домом. Выносили приданое, складывали в повозку. Жених должен был откупить приданое у родственников невесты, чтобы они открыли ворота.
Проехав немного, главные распорядители со стороны жениха проводят черту поперек улицы, символически обозначая таким образом, что невесте с этого времени возвращаться в дом родителей запрещается.
Свадебный поезд в доме жениха встречали с хлебом, маслом, вином. Мать жениха стелила на пол под дверью белую ткань или половик, чтобы молодые не наступали на голый пол. Затем невесту усаживали на подушку в женской половине дома. Родственники подносили ей хлеб с маслом, расплетали косу, заплетали две и укладывали вокруг головы. Мать жениха меняла девичий платок невесты на головное полотенце замужней женщины (чалма), что знаменовало окончание девичества.
Немного перекусив, молодых отправляли спать. Постель, которую привезли вместе с сундуком невесты, застилала крестная мать жениха. После этого гости пили за то, что уложили молодых спать (ныл кöлтон).
Утром следующего дня проводились осмотр приданого и церемония даров. Угощать присутствующих должна была невеста, которая демонстрировала свои хозяйственные способности. Общепринято на второй день в доме жениха проводить символические испытания для невесты и жениха. Проверка невесты заключалась в трех основных заданиях, которые бытовали повсеместно. Во время первого она должна была испечь лепешки из кислого теста (табань), чему всячески препятствовали родственники жениха: закрывали трубу, вымазывали друг друга тестом и т. п.
Невеста должна была угостить их вином, а каждый, кто хотел попробовать невестино блюдо, должен был заплатить за это деньгами. Во время второго испытания невесту заставляли подметать пол (пол ӵужон). В избу заносили солому, кидали деньги. Невеста собирала мусор в одну кучу, а деньги — в другую. Родственники жениха вновь раскидывали их, поэтому в сборе денег невесте помогал жених. Третьим этапом было хождение невесты за водой (ву ваён). Она должна была донести воду до дома, не расплескав ее, что считалось хорошим знаком. Но невесте всячески пытались помешать, поэтому ей приходилось по несколько раз набирать воду в ведра. В ряде мест хождение за водой сопровождалось ряженьем. Чаще всего мужчины наряжались женщинами, женщины — мужчинами, среди ряженых присутствовали образы медведя, солдата, цыганки.
Испытание жениха заключалось в том, чтобы расколоть с одного удара чурку с монетами, которые вбивали заранее.
При прощании с невестой всегда пели песни. Невеста садилась на скамейку, и каждый, кто прощался, брал ее за руку и целовал. После отъезда родственников молодица угощала присутствующих своим вином.
Завершали свадебный цикл послесвадебные обряды. На следующий день после свадебного пира молодые отправлялись в дом родителей невесты. Они также могли посетить тех родственников, к которым не успели зайти в первый день свадьбы.
В северных и срединных районах сразу после свадьбы родители невесты увозили ей прялку (кубо нуон). Осенью в качестве приданого родители невесты посылали ей домашний скот: гуся, овцу, теленка, жеребенка. В пору, когда начинался сенокос, посылали косу и грабли (мажес-кусо нуон).
В первый день сенокоса обязательно проводили обряд купания молодицы (кен пылатон; сялтым). Водой обрызгивали не только невесту, но и всех присутствующих.
Через год после свадьбы родители невесты приглашали дочь с мужем к себе в гости и дарили им зимнюю верхнюю одежду: тулуп, шубу, валенки.
На этом свадебный обряд заканчивался. В свадебном представлении отражаются мировоззрение народа, его поэтическая и музыкальная культура, особенности социально-бытового и общественного развития. Свадебные обряды — это уникальное наследие этнической культуры, имеющее тысячелетнюю историю.

* Источник: Удмуртская Республика: историко-этнографические очерки / УИИЯЛ УрО РАН ; науч. ред. А. Е. Загребин. – Ижевск, 2012. – 288 с.